Читайте!

So sweet проституция!

Мишель Фейбер "Багровый лепесток и белый"


   Выпей чаю, съешь конфетку.

Вот теперь, когда ты уже подкрепился, дорогой читатель, можно и в путь отправляться. Он будет долог, и преодолеть его нужно будет неспешно. Целых 1800 страниц в ридере или около половины от этой вопиющей цифры на бумаге, так что придется быть терпеливым и букволюбивым выше среднего.

Перво-наперво тебя ожидает путешествие во времени – в год 1875 – и месте – пункт назначения – Туманный Альбион, Лондон. Но не стоит этого пугаться, поначалу тебя будет сопровождать прелестный гид, она же остроумная и очаровательная рассказчица, которая поведает, как устроен этот мир и поможет сориентироваться на незнакомой местности. Учтите, она – настоящая находка, к тому же еще и горячая штучка, да, сэр! Будьте с нею осторожны и ведите себя прилично. Ведь в тех местах, где будет пролегать ваш путь, неприличного итак будет с избытком.

Живописные же места вы посетите, доложу я вам. Чтоб не слишком церемониться и мелочиться твое боевое крещение пройдет на самом дне, внизу, что называется в грязи, но потом не в князи, нет, нет, так просто ты не отделаешься, я же говорила уже. В то время как респектабельные миссис, мистеры и мисс проводят свое время в не менее респектабельных гостиных, на званых приемах и всевозможных, таких чистеньких и милых, светских мероприятиях, вы погрузитесь в зловоние, и будете месить своими начищенными туфелями навоз. За вами будет следовать толпа попрошаек, продажные женщины прямо на улице будут готовы задрать для вас свои юбки, открыть рты, ну, или другие отверстия своего тела, как говорится, любой каприз за ваши деньги. Всякого другого отребья в этих местах тоже хватает, а содержимое ночных горшков без тени смущения выливается прямо на стену дома, аккурат под подоконником, этаж не важен. Вся пятая точка этого грешного мира предстанет во всей своей красе прямо перед ваши глазами.

Что-то не так? А чего же ты хотел, глубокоуважаемый читатель? Когда героиня вашего романа не великосветская чопорная леди, а самая настоящая первоклассная проститутка! Ее зовут Конфетка, она высокая, худая, плоскогрудая, начитанная, страдающая кожной болезнью, способная угадывать и, что самое главное в ее профессии – исполнять прихоти любого своего клиента, пишущая свою собственную книгу молодая девушка. На страницах своего романа она – феминистский Джек-Потрошитель в юбке, опасная девочка, и в ее-то цепкие лапки и попадает один из тех чистеньких и респектабельных, а ныне – унылое и никчемное существо. Но джентльмен не так прост, как кажется на первый взгляд, у него куча проблем и нерешенных вопросов, при этом он, как страус, прячет голову в песок, опускает руки и только и делает, что сетует на свое горе-беду.

За этим локомотивчиком в поле зрения появляется хвостик, который он тащит, вагончики в виде его семьи и окружения. И все они со своими «тараканами» в головах. Жена – не то фанатичка, не то умалишенная или все сразу, собственно, одно другому-то не мешает, светская пустышка, не знающая что такое менструация и откуда берутся дети, хотя родила дочь. Эта самая дочь – бедный, брошенный, никому ненужный ребенок, запертый в комнате и благополучно забытый родителями, если б не прислуга – умерла бы с голоду, не иначе. Старший брат нашего джентльмена, посвятивший себя веро-религии и забивший на семейное парфюмерное дело, не преуспел пока ни на каком поприще, однако, исправно грезит о любовных утехах со своей подругой, но при этом предпринимает лишь шаги по наставлению на путь истинный уличных шлюх. Эта самая подруга – вдова, заботящаяся о помощи ближнему и обездоленному и забывающая о своей личной жизни и здоровье, также пылко мечтающая о своем бессменном компаньоне. Счастье этих двоих так близко – всего-то в руках их хваленого Бога! А помимо этого основного багажа имеются противная служанка, друзья-балагуры, падкие на всякие шалости, докучливые дамы из высшего общества, грозный отец двух непутевых сыновей, ждущий, что кто-то из них, наконец, образумится и примет на себя бразды правления бизнесом.

Все они будут вариться в одном котле, а что из этого выйдет, вам придется узнать уже самостоятельно. В такой компании вы ведь не заскучаете, правда? Разведка боем прошла успешно, ваш гид вас покинул, но вы с нею еще встретитесь, покидаю и я. Главное – не гоните лошадей, в этой истории важна статика, а не динамика, прочувствуйте сладость, наслаждайтесь, для этого созданы все условия, погружайтесь и наблюдайте за тем, что скрыто. Но будьте готовы, к тому, что автор сей эпопеи, будет выражать свои мысли прямо, без обиняков и утаек, не стесняясь в выражениях и выражении желаний и порывов героев.

Удачи и до новых встреч!

Читайте!

«О нем напишут книги, каждый ребенок в мире будет знать его имя!»

Джоан Роулинг "Гарри Поттер и философский камень"


Эти пророческие слова произносит профессор МакГоногалл, декан факультета Гриффиндор школы чародейства и волшебства «Хогвартс» в самом начале первой книги о Гарри Поттере. И это предсказание безотлагательно начинает сбываться. Более того, в современном нам мире вообще сложно вообразить человека, который при упоминании имени юного волшебника с недоумением воззрился бы на говорившего. Хотя вот Агафья Лыкова, наверное, его не знает (есть такая старушка-отшельница, живет в сибирской тайге, на заимке), телевизора у нее, вроде, нет, правда, радио в избушке имеется, может, по нему чего и рассказывали, так что даже этого с уверенностью утверждать нельзя. Да и этот случай, скорее, относится к исключению из общего правила, ведь к цивилизованному миру бабушку можно отнести едва ли, при всем моем уважении. В общем, засилье поттероманов и почитателей творчества Джоан Роулинг уже давно достигло апогея и беснуется на все возможные лады.

Сама я далека от фанатов мистера Поттера, ибо в принципе ни от чего и ни от кого не фанатею, жизненная позиция такая, просто испытываю симпатию и нежно люблю. Так и с Гарри – люблю я этого мальчика и весь его фантастический мир, и ничего не могу с собой поделать. А еще – «Хроники Нарнии», которые уже и пересмотрены на 150 раз и читаны, и иже с ними, но это совсем другая история. У Гарри же есть волшебная палочка, а потому он неизменно остается моим фаворитом. И тем страннее, что при всей испытываемой мной страсти, книг Джоан Роулинг – даже не смотря на то, что мы с ней родились в один день (но в разные годы, знайте!) – я никогда не читала. Какая ж досада! Исправляемся-с!

Конечно, восторг наступил еще задолго до того, как первая страница была перевернута. Избавлю вас от рассуждений о качестве перевода (от этом итак уже писано-переписано), вывод из них всегда следует один – оригинал – наше всё, а англонечитающие вполне могут выбрать вариант перевода по своему вкусу, благо, в сети их целый вагон и маленькая тележка, я удовольствовалась официальным. Все тексты, как правило, выстроены таким образом, что будут понятны и самым маленьким читателям, и взрослым не покажутся слишком уж простенькими и глуповатыми. Сравнение с фильмом тоже пробегаем – одно на другое похоже, точнее, фильм на книгу похож, а, как известно, даже это случается далеко не всегда.

«Гарри Поттер и философский камень» – это книга-знакомство, во всех отношениях – знакомство читателя с героями и магическим миром и героев между собой. Здесь вам впервые расскажут о том, кто такие маглы и о четырех факультетах Хогвартс, о драже «Берти Боттс» и шоколадных лягушках, вы прогуляетесь по Косому переулку за руку с Гарри и купите первую школьную форму и самую настоящую волшебную палочку! И потом, будет еще куча всего интересного – дружба с Роном, Гермионой и Хагридом, жизнь в доме Дурслей, первая игра в квиддич и блуждания по спящей школе в мантии-невидимке, встреча с профессором Дамблдором и родителями Гарри. И все это будет в первый раз! Целый удивительный новый мир держите вы в своих руках, мир, который с радостью распахивает перед вами свои объятья, и, надеюсь, станет местом, в котором захочется побывать еще не один раз.

«Добро пожаловать! Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнем наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо!»

Читайте!

«И бывшие любовники не будут переглядываться»

Иэн Макьюэн "Амстердам"


Странная книга, оставляющая после прочтения неоднозначные впечатления, а я этого, признаться, не люблю.

Книга, которую хочется обсудить с другими прочитавшими, хотя обсуждать там как будто и нечего. Все итак понятно и разложено по полочкам.

И все вроде бы и хорошо, да как-то нехорошо…

Сюжет подобран интересный и с нехилым потенциалом. Первая же сцена пикантна и завораживает – несколько мужчин встречаются на похоронах, точнее, кремации, женщины, которая в разное время была любовницей каждого из них. Они общаются, смотрят друг другу в глаза, вспоминают ушедшую Молли, безотчетно все еще ревнуя ее к своим соперникам. Хотя Молли, вернее, праху Молли, абсолютно все равно кто из них завладеет его, так сказать, вниманием. Старые педальки до сих пор нажимаются прицельно и давят на больные места.

Знаете, даже самой злейшей своей врагине, хоть таких и попросту нет, не пожелаю я того, чтобы все ее бывшие собрались проводить ее в последний путь. Не стоит, ей богу! Пусть сидят каждый в своей теплой норке, занимаются своей серой или цветной, это уж у кого как сложилось, жизнью и предаются сладостным воспоминаниям наедине с самим собой. Так-то оно будет лучше, а главное – спокойнее и для усопшей, и для живых.

А между тем, повествование концентрируется на двух друзьях, однако, остальные мужчины тоже сыграют свою роль, но не раньше назначенного им времени. Один из этой пары – талантливый композитор, другой – редактор ежедневной газеты, но оба – еще вполне активные и подающие надежды, правда, не очень молодые люди. Поскольку предсмертные дни их общей пассии были страшными, мужчины договариваются о том, что помогут друг другу попрощаться с жизнью, прежде чем превратятся в свободнорастущие овощи. Под звуки «Симфонии тысячелетия» и шум печатных станков, в ореоле свеженькой типографской краски эта история развивается все дальше и дальше, подходя к своему логическому концу, рассказать о котором ужасно хочется, но никак нельзя. А впрочем… но нет!

Примечательно, что в этой совсем небольшой по объему книге, Макьюэн сумел все так качественно проработать. И это, наверное, ключевое слово для этой книги – она именно качественная. Характеры и психологические аспекты героев прописаны потрясающе, перевод – на высоте, смею предположить, что и оригинальный текст столь же хорош. И Букеры и у оригинала, и у перевода, что тоже просто несказанная роскошь. Ведь я все еще наивно верю, что литературные премии не раздаются за «просто так». При всех неоспоримых достоинствах «Амстердам» выглядит просто пластиковым муляжом потрясающе красивого фрукта. Это впечатление никак не удается от себя прогнать. В общем и в частностях книга хороша и интересна, но всегда остается какое-то «но», чего-то не хватает, чего-то жутко важного.

Без души. Без магии.

А бывших любовников все же стоит держать подальше друг от друга, в этом я Макьюэну верю на слово. А любовниц – тем более!

Читайте!

«Мы ведь зачем-то родились – значит, мы часть какого-то важного плана»

Дуглас Коупленд "Пока подружка в коме"


Зачем они родились? Подростки 70х-80х, буйно цветущие в 80е-90е, с их восторгами, надеждами и мечтами, с их бьющей через край жаждой жизни. Они – то самое Поколение Х, уж не берусь судить, какой буквой обозначить свое поколение… Z, что ли? А, может, нашему и вовсе букв уже не хватило… и мы так и останемся безбуквенными, безвестными, без плана и без глашатая вроде Коупленда? Или наша жизнь настолько серая и скучная, просто пресная… а может мы уже разыгрываем партию и все идет к нашему концу? Эй, группа живучих, вы там как, готовы? На вас же вся надежда!

Ах, да, Коупленд! Нужно же быть последовательной – пожалуйста. В аннотации уже заложены все основные спойлеры, да и в самом начале автор сам не скупится и то и дело козыряет «секретной информацией», будто и меня призывает сделать то же самое, так что не обессудьте, господа и дамы… однако всего я, разумеется, не расскажу.

В центре повествования компания американских старшеклассников с грандиозными планами на будущее, веселые, беззаботные ребята, с кучей вопросов и проблем, с не меньшей кучей ответов и решений, активные и подвижные, как все среднестатистические подростки. Одна из них неожиданно впадает в кому, оставив туманное послание своему молодому человеку, из текста которого определенно можно понять лишь то, что«завтра – это не то место, где хочется оказаться, будущее – это не то место, в котором есть смысл побывать». Пока подружка пребывает в коме, ребятки живут полной жизнью, каждая из которых временами напоминает тоже коматозное состояние, только более подвижное. Кома становится этаким общим диагнозом, у всех она своя, особенная, каждый разрушает и прожигает свою жизнь по-своему, благо, способов для этого существует предостаточно – тут вам и алкоголь, и наркотики, и работа, и неуместное ребячество, и просто бесцельное существование. Кто-то смог прикоснуться к своей мечте, кто-то – нет, но все они увязли на пути, сознавая свою беспомощность и неспособность хоть что-то изменить, предпочли плыть по течению и не задавать больше вопросов.

И тут – нате! ловите! – чудо, проспавшее половину своей жизни, так же неожиданно проснулось и недоуменно взирает на своих друзей. Ее взгляд все такой же чистый, мысли так же по-юношески дерзки, а разворачивающаяся панорама пугает и вызывает сожаление. Для пущего веселья Коупленд устраивает еще и конец света, как логичный результат деятельности людей, хотя скорее – результат бездействия. Естественно, все изменить могут только они – последние люди на Земле. Но пока их не ударяет обухом по голове, ребята продолжают дурачиться и просто жить, будто все, что их окружает в порядке вещей – мародерство, кинопросмотры, праздношатания – в то время как окружающий мир разваливается на куски. To be, or not to be и как to be, если вообще to be.

Не смотря ни на что, книга невероятно позитивна, мир катится в тартарары, а ты мурлычешь себе под нос веселую песенку, ведь жизни нужно радоваться, ага? А я рада еще и тому, что прочла все это сейчас, в 25, когда «можно догадаться, что стоматологом или умственным работником тебе уже не стать», а не в подростковом возрасте, когда была преисполнена бурлящей энергией. Хотя, по правде сказать, даже не знаю, книга пришлась бы более кстати. Просто мне – пришлась.

«Покорность року – это удел лохов», а «Мы превратим камень и пластмассу наших душ в лен и золото. Я в это верю. Я знаю, что так будет», ведь так, Поколение Z и безбуквенные?

Читайте!

Добро и Зло, Святой Грааль и биографическая справка

Чарльз Уильямс "Война в Небесах"


Когда-то давно на просторах Интернета мне на глаза попалась информация о том, что романы Чарльза Уильямса оказали немалое влияние на творчество Дэна Брауна. А Дэна Брауна я люблю, кто бы что ни говорил, прочла все его книги, не все они одинаково меня впечатлили, но в общем – больше понравились, чем разочаровали. Так было решено ознакомиться и с работами Уильямса, о котором я никогда ничего не слышала.

Общего у них, прямо скажем, не много. Пожалуй, только сюжет, по которому в современном мире неожиданно возникают могущественные артефакты и реликвии, некогда существовавшие в реальности, а, может, и вовсе только мифические. В «Войне в Небесах» это Святой Грааль – потир первой литургии на Тайной Вечере или вместилище крови распятого Христа. Собственно, на этом все сходство и заканчивается.

Я хочу рассказать не столько о книге, сколько о писателе, а узнав некоторые подробности его жизни, представление о том, что он писал, сложится само собой.

Чарльз Уильямс родился в 1886 г. и умер в 1945г. «Война в Небесах» – его первый роман, был опубликован в 1930г., до него свет увидели несколько сборников стихов и одна пьеса. Всю свою жизнь писатель проработал в лондонском отделении Оксфордского университетского издательства, получил ученую степень в Оксфорде, не имея высшего образования, читал лекции студентам. Помимо семи романов, жанр которых можно определить как «мистический детектив», он является автором множества эссе, обзоров, статей и очерков, в том числе и богословских. Самые известные его работы – эссе о Милтоне, исследование о Данте и «Божественной комедии» под названием «Образ Беатриче», история проявления и действия Святого Духа в христианской Церкви «Нисхождение Голубя», очерк об истории магии, ее формах и методах «Колдовство». Всю жизнь, оставаясь твердо и глубоко верующим христианином, Уильямс состоял в герменевтическом ордене «Золотая Заря», изучал мистицизм, оккультные науки и философию магии. Кроме того, был членом литературного общества «Инклингов», на встречах которого общался с Толкиеном и Льюисом, которые высоко ценили труды писателя. Все это, конечно, совсем коротко, но, тем не менее, позволяет создать представление о Чарльзе Уильямсе, как о человеке, а не только как о литераторе.

Выходит, что то, что описывает Уильямс в своих книгах, он знает не понаслышке, его воображение работает не само по себе, увлекая читателя все дальше и дальше, в пучины, но в тандеме с личным опытом, с верой в то, что он хочет поведать миру. Детективная история в «Войне в Небесах» – это лишь верхушка айсберга, основная тема – это извечное противостояние добра и зла. Но добро и зло приобретают формы глобальные – Добро, как светящийся ангел, хранитель, оберег и защитник, и Зло, корыстный Сатана, разрушитель, властолюбец и убийца. При этом Уильямс не проповедует христианство, не читает морали, не тянет в рай или ад, пропагандируя библейские заповеди. Он констатирует все как факт, даже свою позицию не обозначая, вообще не выдавая факта своего присутствия, ведь для него сатанинские ритуалы, обряды, волшебные мази и атрибуты культа так же реальны, как поход в церковь. Но, как ни странно, после чтения такой книги – детектива, это ж надо подумать! – о вере задумываешься, даже если не веришь совсем, так же как и о том, насколько в принципе вся эта история может быть реальной в современном нам мире.

Печалит, что Уильямс совсем непопулярен, по крайней мере, в России – точно. Опопуляривать надо.

Читайте!

Осторожно! Требуются испытания на … детях!

Эдит Патту "Восток"


Давненько не читала сказок, а современных сказок, пожалуй, и вовсе никогда не читала. Когда в твоем ближайшем окружении нет деток, чтение сказок уходит на второй план, а внимание сосредотачивается на чем-то более серьезном, взрослом, глубокомысленном, местами даже скучном и печальном. Но в очередной раз, ловя себя на мысли «А что же я собственно прочитаю своему ребенку?» (когда-то ж он у меня будет), в голову приходят только имена классических сказочников, прочно отложившихся в сознании каждого. Они конечно чудесные и замечательные, спору нет, но сказки, как и все остальное в мире, не стоят на месте и худо-бедно следить за этим пластом литературы все же нужно, быть в курсе, так сказать. Да и вообще сказки – это же так мило!

Сюжет «Востока» – это традиционная сказка, со всеми подобающими этому жанру атрибутами – волшебство, мальчик в облике огромного белого медведя, самоотверженная героиня, грудью бросающаяся на преодоление всех препятствий, а еще и на все руки мастерица, добрейшие помощники, встречающиеся на ее нелегком пути, и противоборствующая сила в лице Королевы троллей, обладающей древнейшей магией и вопиющим жестокосердием. Однако, чем дальше пробиралась я вместе с Роуз по снежным пустыням, по льдам Гренландии, по арктическим морям, тем отчетливее понимала, что эту сказку я своему ребенку скорее всего не прочту.

Не люблю ругать книги, стараюсь никогда этого не делать и сейчас не сделаю. Да и совсем негоже ругать детскую сказку, тем более с такой потрясающе доброй и красивой картинкой на обложке. Но свои замечания все же выскажу.

Местами «Восток» напоминает «Снежную королеву», немного – «Красавицу и чудовище», чуть-чуть – «Аленький цветочек», что-то навеяно скандинавскими сказками и легендами, словом, параллелей при желании можно провести довольно много, при этом сложно сказать, что книга Патту вобрала в себя все самое лучшее из вышеописанных шедевров. Она не вызывает сильных эмоций, не несет какого-то ярко положительного заряда, при проведении аналогий кажется все более пустой и искусственной. Возникает ощущение, что тебе протягивают оболочку, а внутри нее – полые камеры, которые ты сам должен заполнить. Как-то не по-детски получается…

Недоумение вызвала и форма подачи текста. Повествование делится на главы, показывающие происходящие события глазами разных героев – самой Роуз, мальчика-медведя, Королевы троллей и других. Необычная форма подачи текста мне всегда импонирует, но непонятно зачем ребенку предлагать такой паззл, на мой взгляд – лишнее усложнение. Если же эта книга рассчитана на возраст, более близкий к подростковому, или и вовсе на взрослых, то она явно не дотягивает по уровню – и в сюжете, и в тексте – тогда все слишком примитивно и не несет в себе совсем ничего нового.

По поводу героев – все они вроде бы и на уровне, даже второстепенные прописаны неплохо, единственное, что буквально режет глаз – это образ мальчика-медведя, слишком уж картонным получился, совсем как истуканчик – ни рыба, ни мясо. Получается, что из-за него весь сыр-бор, но при этом его затмевают абсолютно все персонажи.

Может, просто я слишком строго сужу, придираюсь и много требую. Не исключено, что прочитай я эту историю в детстве, и впечатления сложились бы совсем другие. Но! Для меня сказка – это волшебство вне возраста, жаль, что здесь его не случилось.

Не очаровало, она шла на север, а я – скучала.

Читайте!

Ветер тенями расставил ловушки

Карлос Руис Сафон "Тень ветра"


Скажите же, неужели ветер отбрасывает тени? Ничуть не бывало. И это первая загадка романа, заключенная еще в его названии. Бессмыслица какая-то, но бессмыслица красивая и поэтичная. Хотя в целом о книге такого сказать нельзя. Я попала в ловушку названия, но Карлос Руис Сафон одной ловушкой для читателя не ограничился. О, он – стратег, умело расставил свои силки, попав в них, выпутываться жертве, становится очень сложно, а позволять себя обволакивать и топить и дальше – соблазнительно и гораздо более приятно, чем прилагать усилия для досрочного освобождения. Остается лишь вязнуть в путах, наблюдать и ждать, когда они падут сами собой.

Это книга о книге. И тут кроется вторая ловушка. Книгоголики и книгоманьяки, мы, люди зависимые, подневольные и на свой лад – больные, и против одной книги-то не всегда в силах устоять и как загипнотизированные сомнамбулы уже ничего не видим вокруг, а здесь за одной кроется еще и вторая, так это вообще двойное искушение. Книга, о которой идет речь в «Тени ветра», как ни странно, называется «Тень ветра», ее автор известен только в узких кругах, о нем, равно как и о его книгах, мало кто слышал и это тоже своеобразная ловушечка. Хулиан Каракс – неизвестный, таинственный писатель, книг которого невозможно достать, несмотря на то, что они издавались, плохо продавались, и все же совсем не сохранились, их нигде нет, канули, сгорели. Еще одна «заноза» для читателя.

Букинисты, библиофилы, продавцы книг, книжные коллекционеры и маленькая книжная лавочка – даже на самый беглый взгляд любителя книг все это кажется привлекательным. Но место, где впервые всплывает чудесная книга, абсолютно поражает воображение, наповал. Это Кладбище забытых книг – мечта, хранилище, вместилище, целый книжный бастион, мир, где есть только ты и книги. Каково, а?

Главное действующее лицо – ребенок. Вот вам еще ловушка. Ведь про детей читать всегда интересно и приятно. По крайней мере, я не могу припомнить ни одной книги о ребенке, которая бы не понравилась. Правда, впоследствии этот ребенок превращается в юношу, но сути дела это не меняет, именно Даниель, будучи еще ребенком, отыскивает на Кладбище забытых книг экземпляр «Тени ветра». И книга, и ее автор буквально западают в душу мальчику и побуждают его к поискам и раскрытию тайн и загадок, связанных с жизнью и творчеством писателя. С началом импровизированного расследования возникает почти мистическая фигура человека Х, а в судьбе самого Даниеля возникают параллели с биографией Каракса.

Все персонажи книги вполне себе колоритные и яркие личности, даже не нужно видеть картинку, чтобы живо представить каждого из них в своем воображении. У меня даже появился один «любимчик», который затмил всех, включая главного героя, порой казалось, что Сафон чересчур над ним постарался. Те из вас, кто все же возьмет в руки эту книгу, сами убедятся, что Фермин – шикарный мужчина, его обаянию совершенно невозможно противиться. То, что он говорит, то, как он все это говорит, бесконечные афоризмы, которыми он сыплет направо и налево – все это просто очаровательно.

Действия происходят в Барселоне. И это тоже одна из ловушек. Этот город сам по себе обладает романтическо-загадочной атмосферой и магнетической притягательностью. Тем не менее, столица Каталонии не становится действующим лицом, а лишь вносит некие легкие штрихи в общую картину, добавляет антуражу, оставаясь мастерски подобранными декорациями, в которых читателю комфортно, а герои выглядят органично. Время – после Гражданской и Второй мировой войн, упоминается история города и страны в целом, режим Франко и Монтжуик. Еще есть кусочек Парижа, совсем маленький, но очень кстати вписывающийся в повествование.

Не знаю насколько уместно ставить Сафона в один ряд с Дэном Брауном и Умберто Эко, для меня вообще-то Браун и Эко в одном ряду – это уже не очень уместно. Также не берусь судить, уместно ли использовать по отношению к «Тени ветра» понятие «настоящая литература». В чем вообще заключается «настоящесть» литературы? Если в том, что литература должна захватывать воображение читателя и в принципе – захватывать, делать акцент на чести, долге, дружбе, любви и трепетном большом чувстве, при этом выражаясь качественным и образным языком, то «Тень ветра» по праву занимает место в ряду настоящей.

И даже если вы не угодили ни в одну из расставленных писателем ловушек, эта книга все же засуживает того, чтобы быть прочитанной, а впоследствии, возможно, стать и одной из любимых.

Читайте!

О любви, евреях, Гитлере, литературе и многом другом

 Исаак Башевис Зингер "Шоша" 


  Читая все больше книг, начинаю тихо-едко ненавидеть людей, пишущих к ним аннотации. Честное слово, бессовестно просто. То весь сюжет и всю «соль» вывалят на читателя, а то в попытках расставить свои нелепые завлекалочки, напишут совсем не то, что в действительности получается. Так случилось и с романом «Шоша», аннотация которого возвещает, что это «еврейская «Лолита»». Ничуть не бывало, на «Лолиту» совсем не похоже! При большом желании можно, конечно, провести некоторые параллели, кто ищет, тот всегда найдет, как говорится, но в общем «Шоша» совсем не о том.

Шоша – имя еврейской девочки, полуотсталой, полуслабоумной, странный, ангельский образ, чуткая, доверчивая, начисто лишенная даже намека на злой умысел, «чистая душа», как выразился Зингер. Но главное действующее лицо – не она, а друг ее детства – Ареле. Весь текст романа – его мысли, переживания и поступки.

Аарон – сын раввина, рос в семье религиозной и строгой, получил соответствующее образование и сам по себе оказался любознательным и умным, в какой-то степени даже одаренным. По собственному желанию тянулся он к знаниям, читал и изучал то, что было под запретом по религиозным убеждениям отца. С раннего детства Ареле был очарован Шошей, обстановкой и атмосферой, царившей в доме ее семьи. Все свое свободное время он посвящал только ей, играл с нею, рассказывал ей истории, которые сам же и придумывал или вычитывал из книг, наконец, просто находился с ней рядом, предпочитая ее общество знакомствам и играм с другими, более полноценными детьми. Однако, пути их в один прекрасный день разошлись, но образ Шоши преследовал Ареле всю его жизнь, до следующей встречи, произошедшей спустя многие годы. За это время юноша превратился в мужчину и стал писателем, как и мечтал, с трудом зарабатывая себе не жизнь этим ремеслом. Многое изменилось в его взглядах на окружающий мир, но ничто и никто, ни одна встреченная им женщина, не смогла изменить его тяги к хрупкой девочке, то и дело возникающей в его памяти. Сложно судить была ли это настоящая любовь, прошедшая испытания годами и расстояниями, или просто отголоски детской привязанности и желание оберегать и защищать, граничащее с фанатизмом, однозначно только то, что чувства, какие бы они ни были, сохранились и при встрече вспыхнули с новой силой. А Шоша осталась той же Шошей и все остальное было уже не важно.

В образе главного героя угадываются черты самого Зингера, вероятно, он во многом писал с себя, наверное, именно поэтому повествование столь щемяще-реалистично. Жаль, что след Шошеле теряется.

Но любовная линия – это, конечно, лишь малая толика того, что скрыто в этой книге. Жизненному укладу евреев, их традициям и религии отведено в романе значительное место. Мне, как человеку абсолютно ничего не смыслящему в еврейской культуре, узнать все это было и интересно, и познавательно. Евреи всегда были для меня каким-то сказочным народом, чуть ли не на грани фантастики, многое, связанное с ними просто не укладывается в моей голове, и, может быть, не уложится никогда, но после «Шоши» они кажутся более реальными, а, может, просто менее диковинно-мифическими, что тоже неплохо.

Действия романа разворачиваются в Варшаве в период между войнами. И в преддверии прихода Гитлера в Польшу просто невозможно было не затронуть тему нацизма. Обреченные евреи, спокойно ожидающие своей участи или бегущие из страны, использующие для этого все возможные и невозможные уловки, всеобщая, чудовищная паника и оглушительная безысходность. В разговорах и проблемах героев Зингера так и невысказанная до конца боль целого народа, запертого, прижатого к стенке и, кажется, в конце этого тоннеля нет света, только непроглядный мрак, а призрачная надежда еле теплится где-то глубоко-глубоко в сознании. Речь тут не об одном или двух поколениях. Сказать, что все это грустно – не сказать ничего.

Много и интересно говорится о литературе, связи литературы и театра, жанрах, темах творчества писателей и об искусстве в целом. Теперь уже, кажется, сложно было уместить все вышесказанное в одну книгу, но ведь и это еще не все – богатство и бедность, талант и призвание, смысл жизни, философия, революция и коммунизм и многое, и многое можно еще перечислять. Зингеру все удалось блестяще и мастерски, на чем-то он останавливался подробнее, чего-то лишь бегло касался, а что-то и вовсе читается только между строк. Но все вместе складывается в удивительную цельную структуру, трогательную и волнующую читателя.

Безусловно, Исаак Башевис Зингер – писатель, заслуженно обладающий своей Нобелевской премией, писатель, с творчеством которого нужно знакомиться, которого нужно читать.

Читайте!

Следуй за белым кроликом по дорожке из хлебных крошек

  Иэн Бэнкс "Шаги по стеклу"  


  Странная книга. Это первая мысль, возникшая после того, как она была уже прочитана. Наверное, поэтому оттягивала написание рецензии и перекладывала свои мысли из одного долгого ящика – в другой. Хотелось утрясти все как следует, разложить по головным полочкам предварительно поразмышляв о том, что же все-таки пытался донести до меня автор. А после – захотелось перечитать эту книгу заново и опять проделать все то же самое.

Соединение в одной книге разных историй и стилизация очень понравились и впечатлили меня еще при чтении «Облачного атласа» Митчелла, поэтому пройти мимо этой книги было сложновато. Здесь масштабы поменьше, но все гораздо более запутанно и смысл найти гораздо труднее, чем в «Атласе», где он лежит буквально на поверхности и с последней перевернутой страницей все сходится и становится на свои места.

Вообще весь роман сразу как-то делится на то, что Бэнкс рассказывает прямо, без виляний и, не таясь, и то, что нужно додумывать, искать и разгадывать. Это как две грани одной и той же реальности, но воздействующие на разные центры восприятия, или два разных мира книги, заставляющих читателя блуждать между ними и искать дорожку из хлебных крошек, которая едва видна, потому что пролетавшая мимо красная ворона из Замка склевала большую их часть. Признаться, порой я совершенно запутывалась и с уверенностью могу утверждать только то, что в действительности поняла лишь ничтожную часть того, что скрыто от первого взгляда.

Уровень первый – очевидный.

Три истории, три сюжетных линии.

Любовно-романтическая – молодой художник шагает по улицам Лондона для объяснения с дамой своего сердца.

Параноидально-бредовая – псих-одиночка шатается все по тому же Лондону, преследуемый своей навязчивой идеей.

Фэнтезийно-интеллектульная – старик и старушка, заточенные в Замке, играют в настольные игры и разгадывают головоломки, пытаясь найти ответ на вопрос «Что будет, если на пути неостановимой силы окажется несдвигаемый объект?»

Истории выдаются порционными кусочками и каждая из них достойна стать основой для целой книги, в каждой есть даже не просто изюминка, а имбирный пряничный человечек, машущий читателю ручкой. Сюжеты до поры, до времени развиваются по намеченным сценариям, герои и их миры четко проработаны и интересны сами по себе. Подозреваю, что каждый сможет найти тут объект для симпатии и персонажа более близкого по духу. Я, разумеется, влюбилась в Замок и его обитателей.

Уровень второй – понятийный.

Здесь читатели с подачи автора обладают относительной свободой. Кто-то будет понимать все его намеки и полунамеки, находить глубочайший смысл в многочисленных отсылках к другим авторам и произведениям, к окружающей нас реальности, но, боюсь, это будут только подлинно эрудированные люди, чуть ли не гиганты мысли или телепаты-волшебники. Кто-то будет понимать лишь частично, как я. Кто-то не будет понимать вовсе, но это не помешает получить от прочитанного удовольствие. Весь фокус в том, что Бэнкс не обязывает и не принуждает, не ставит планок для читателей и не требует результатов, каждый увидит то, что он увидит и так, как захочет. Известно лишь, что где-то в недрах этого уровня и пробегает та самая, тонкая ниточка-связь между историями и этого достаточно.

В этой книге за мыслью Бэнкса следуешь, как за белым кроликом, но не стоит забывать, что идешь по стеклу, а шагая по стеклу, рискуешь поскользнуться, упасть, пораниться, однако ж, подниматься хочется и продолжать путь – тоже.

Читайте!

Стивена Кинга номиниривали на премию за худшее описание секса

Роман американского писателя Стивена Кинга «11.22.63» номинирован на британскую антипремию за худшее описание секса в литературе (Bad Sex in Ficition Award). Об этом пишет The Daily Telegraph.

Издание отмечает, что в своей последней книге писатель сравнивает секс с танцем мэдисон, исполненным горизонтально. The Guardian указывает, что в романе Кинга также встречается фраза: «она откинулась назад и ударилась головой о дверь» (she leaned back and her head bonked on the door), при этом автор статьи в британской газете иронично замечает, что Стивен Кинг, видимо, забыл, что в Великобритании глагол «to bonk» имеет другой «более похабный» смысл, а именно «трахаться».

The Guardian приводит небольшой отрывок из романа с описанием сексуальной сцены с участием главного героя. Там, в частности, есть такие строки:

"Она сказала: 'Не заставляй меня ждать. Я уже ждала достаточно'. Я поцеловал ее вспотевший висок и придвинулся к ней своими бедрами. Она тяжело задышала, немного отодвинулась, а затем подняла свои бедра навстречу мне. 'Сэди. Все в порядке?'

'О Господи', — сказала она, и я засмеялся. Она открыла свои глаза и посмотрела на меня с любопытством и надеждой. 'Ты все или тебе нужно еще?'

'Еще немного', — ответил я. 'Я не знаю сколько. Я давно не был с женщиной'. Мне потребовалось еще совсем немного времени. В конце она начала задыхаться. «О, дорогой, мой дорогой, дорогой, Господи, мой сладкий'».

Помимо Кинга в шорт-лист антипремии попал еще один известный писатель — японец Харуки Мураками со своим романом 1Q84, где одну из героинь зовут Fukaeri. Всего в списке финалистов оказалось 12 авторов, среди которых писатели из США, Великобритании, Венгрии и Австралии.

Ежегодная антипремия, присуждаемая журналом Literary Review, в этом году будет вручаться в девятнадцатый раз. Имя лауреата станет известно в начале декабря.

Книга Стивена Кинга «11.22.63» на второй неделе ноября возглавляла топ-лист продаж Amazon. В романе рассказывается об учителе, который отправляется назад в прошлое, чтобы предотвратить убийство Джона Кеннеди.

Источник: http://www.lenta.ru/